?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Женская мудрость

Часто приходится читать, что мудрая женщина в ответ на измену мужа должна пойти сделать новую прическу и приготовить романтический ужин, зажечь свечи, надеть чулки, а измену лучше всего не заметить или внимания не обратить. И тогда муж, который уже изменяет, подумает "а жена-то у меня ничего" и перестанет изменять. А если и не перестанет, то по крайней мере останется в семье.



Нет. Поступать так не нужно.

Правильную схему, как следует поступать, я описала в этом посте. Но сейчас хочу ее повторить и пояснить, почему именно эта схема является правильной, а другие нет.

Read more...Collapse )



Я в соцсетях:

Муж

В сибирской деревне гремела свадьба. Жених с невестой смущено посматривали друг на друга, столы ломились от угощений, а десятки гостей едва успевали наполнять рюмки за здоровье молодых. Среди приглашенных была и одна колоритная семейная пара. Под два метра роста, с широкой костью, зычным голосом и пышным телом Клавдия и ее низкорослый, щуплый, изрядно полысевший муж Саныч.

Напротив Клавдии по злому року посадили водителя грузовика Виктора. Тот был под стать своей соседке: высокий, мощный, с кулаками-наковальнями. Скульптурная статность Клавы и пышная грудь в обрамлении цветастых рюшей заставили его сесть прямее.  В начале гуляния Витя неловко ухаживал за своей визави, но чем дальше самогон расплескивался по рюмкам, тем смелее и напористей становился шоферюга. Последние капли приличия растворились в "огненной", когда в Викторе было уже не менее полутора литров.

- Ууу, какая! Я б тебя эээх… обнял бы крепко! Ты мужских объятий поди совсем не знаешь, - гогоча кивнул он в сторону Клавкиного мужа. – Такой бабе и мужик нормальный нужен. Вот я б тебя приобнял, так приобнял!

- Ты того, успокаивайся… - тихим голосом пыталась утихомирить его Клавдия. Эта неожиданная для женщины подобной комплектации кротость только подзадоривала Витю.

-  Разве ж такое чмо с тобою справится? Чтоб тебя поцеловать, ему прыгать придется, и то в пупок достанет. Пошли на двор, я покажу, как с такими бабами управляться надо.

- Да утихомирься ты, - тихо отвечала Клава. Муж ее, сидевший по левую руку, в это время спокойно доел холодное и потянулся за "шубой". Разговор за столом его явно не интересовал.  

Виктор тем временем разошелся не на шутку. Выпив для окончательной потери страха еще с три четверти "Малинковского", он подтвердил слова делом и схватил под столом лапищей толстую Клавдину коленку.

Женщина неторопливо поднялась, перегнулась через стол, взяла распоясавшегося Витю за грудки и, перекинув через себя, направила тело соседа аккурат в раскрытое окно, перед которым сидела.

Свадьба ахнула и замерла.

- Что ж сейчас будет… - прошептал кто-то в ужасе.

- Да нормально все, - негромким голосом заверила всех Клавдия, подошли к входной двери и прислонилась сбоку к стеночке. Витя открыл дверь с ноги.

- Где эта с-с-сука?! Убью!

Клава протянула руку и гулким подзатыльником отправила Виктора обратно на улицу. На этот раз в долгий нокаут.

Гости продолжали безмолвствовать, когда Саныч отодвинул тарелку с салатом, выпил налитую рюмку, взял табуретку, на которой сидел, и поставил ее перед супругой. Мужчина залез на стул, заняв положение на полголовы выше, и ударил жену по лицу.

- Я сколько раз говорил на свадьбах не драться?!

Потом он также неторопливо вернулся к своей тарелке, а Клава в голос выла на лавке у печи. Проникшиеся к ранимой великанше гости успокаивали:

- Что ты, Клава… Ты ж вон какого мужика уделала! А своего вообще в бараний рог скрутить можешь.  

- Ничего вы не понимаете. Тот же так, а это – МУЖ!

«Рожать было страшно. Мы боялись и... рожали»

(Когда на горизонте замаячила эта страшная дата, вопрос, кто это будет отписываться, не стоял. Кто, как ни я - "дитя Чернобыля".  Печатный вариант можно найти в "Комсомольской правде-Брянск")

Сегодня исполняется 25 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. На Брянщине от этой беды больше всего пострадали Гордеевский, Злынковский, Клинцовский. Красногорский и Новозыбковский районы. Как живет глубинка, знаю не понаслышке. Сама принадлежу к поколению, выросшему «на радиации». Еду на малую родину  - в село Рогов, одно из самых отдаленных поселений Злынковского района. До райцентра отсюда километров 30, до Брянска – все 270.

class="MsoNormal">Поселок как поселок...

 Цивилизация закончилась, стоило свернуть с областной трассы: автобус начал подпрыгивать на колдобинах, мобильная связь пропала. Вокруг леса, леса, леса...

Добраться до Рогова без автомобиля проблематично. В день всего два автобусных рейса из Новозыбкова и два из Злынки. А вот и сам Рогов, самое старое село района, основанное еще в 1525 году. Сейчас здесь более двухсот домой, население – человек пятьсот. Небольшая сельская площадь, типовое сельпо, «бар» (так здесь называют местную закусочную-забегаловку) и телефон-автомат, которым  никто не пользуется.

- Даже не знаю, работает ли он... У нас мобильная связь хорошо берет, - рассказывает роговчанка Валентина. – Мы и проводные телефоны начали отключать за ненадобностью.

Снимаю трубку телефона-автомата: гудок идет. Значит, работает все-таки…

Тут все рядом -  памятник односельчанам, павшим в Великую Отечественную, школа с детским садиком, медпункт, дом культуры.  Перед бывшим зданием сельсовета бронзовый Ленин тянет руку к светлому и несбывшемуся будущему. На центральной улице, естественно, имени Ильича,  вполне сносный асфальт. Но стоит свернуть с нее  – разбитая дорога.

- Так по нашей улице раньше коровы колхозные ходили, вот они копытами дорогу и побили, - объясняют жители улицы Озерной.

Одноэтажные деревянные, реже кирпичные дома с белыми ставнями. На некоторых -  спутниковые тарелки.

- Обычные антенны здесь с большими помехами работают, - объясняет роговчанин Николай. – Сигнал хорошо только из соседней Белоруссии идет. Но сябры  вместо первого канала свое ОНТ крутят. А тарелка за 7-8  тысяч при наших зарплатах удовольствие дорогое…  

Культурная жизнь ограничивается клубом. По выходным – дискотека. Куда популярнее местный «бар» -  закусочная с недорогой выпивкой. Сюда можно запросто прийти с собственной едой.

Люди здесь приветливые, но пугливые. Увидев фотокамеру, тут же прячутся за свои двухметровые заборы.

- Я тебе расскажу, тольки ты меня не сымай! Бо у меня в Брянске родственников много, увидят еще такое позорище...

…В центре Рогова из динамика громко вещает радио. Это «фишка» села, удивляющая приезжих. В целом же поселок как поселок, таких полно в стране. Если бы не...

 «Мы таких деликатесов не видели»

- Да нам же никто ничего и не сказал, когда эта станция рванула...- рассказывает роговчанка Светлана. – А когда узнали, то все равно ничего не поняли.

- Страшно было?

- Рожать было страшно. Мы боялись и... рожали. У меня вон трое. Все после Чернобыля. Нормальные дети выросли!

- А что в вашей жизни тогда изменилось?

- В девяностые, когда по всей стране дефицит был страшный, нам сюда по талонам привозили колбасы, консервы мясные, кофе... До этого мы таких деликатесов в глаза не видели!

- По талонам – не значит задарма! – добавляет жительница Рогова Валентина. – За все эти консервы и стиральные порошки мы платили. Мы тогда получали компенсацию в 200 рублей, по тем временам неплохие деньги, на все хватало. А за сегодняшние выплаты  ничего толком купить уже нельзя.

Поверить в какую-то радиацию, которую не увидеть, ни потрогать,  старшему поколению было сложно.

- Вчера за хлебом ходила, никакой радияции не бачила (не видела), - говорили местные бабушки. Кое-кто из стариков для удобства даже перекрестили ее в «рацию».

Массового бегства из деревни четверть века назад не было. Уезжали единицы, но, помыкавшись по городам и весям, чаще всего возвращались назад.

А счетчики в ту пору, вспоминают местные,  больше всего трещали у дождевых стоков  и… у печек. Домашний «мини-реактор» – простая деревенская печь – стоял в каждом доме, да и сейчас они у многих остались. Роговцы многие годы заготавливали дрова в местном лесу. Газификацию села закончили недавно. По последней улице газ пустили всего лишь лет пять назад. 

«Радиация большая и маленькая»

После аварии на ЧАЭС Рогову присвоили статус «зона отселения». В 1998 году село официально перевели в «зону с правом на отселение».

Местные искренне не понимают, как так может быть:

- В соседнем селе, значит, радиация осталась, а у нас уже нет?  В нескольких километрах от нас поселок Софиевка. Там зона отселения. А если перейти через ручей, метров 50 всего, окажешься в поселке Добрынька. Там уже зона с правом на отселение...

- Плотность загрязнения территории цезием-137  в Рогове в среднем 14,36 кюри на квадратный километр, а той же Софиевке – уже больше 17 кюри, - объясняет глава Роговской поселковой администрации Анна Коршуро. – Уровень загрязнения почвы не одинаков, местами он выше, местами ниже. Там где поля давно не паханые – больше, там, где обрабатываются – меньше. Мероприятия по дезактивации проводили в первые годы после аварии. Коровам давали специальный дезактивирующий препарат. Территорию школы заасфальтировали. На поля ввозили известь. Переворачивали землю, ведь чем больше ее обрабатывать, тем  меньше остается радиационного загрязнения.

Что касается денежной компенсации, то после «смягчения» радиационного статуса, ее урезали вдвое.

- Мы после этого половину «радиации» (так здесь называют радиационные выплаты. – Авт. ) получать стали, - рассказывает Светлана. – Неработающим за проживание дают «маленькую радиацию» - 86 рублей. Работающим – «маленькую» и «большую радиацию» - это еще рублей 420. Есть еще ЕДВ на лекарства. Так называемые «гробовые» - 362 рублей.   

«Работать здесь негде…»

С работой в Рогове туго. Основной работодатель – местное сельхозпредприятие – в последнее десятилетие потихоньку начало становиться на ноги, поголовье скота увеличивается. Но зарплаты все равно небольшие. У доярок, к примеру, выходит около 3,5 тысяч рублей в месяц.  Летом, в сезон, правда, раза в два побольше. Так что огороды и скотину здесь держат все, кому позволяет здоровье и силы.

- Раньше больше коров было, - рассказывает Валентина. – Сдавали молоко, получали за это копейку. А теперь невыгодно стало. Молоко принимают рублей по 7 за литр – слишком дешево. Я в прошлом году свою корову сбыла. Люди у нас часто бычков держат. Продал годовалого теленка килограмм на 300 – 18 тысяч получил. Уже можно за обучение ребенка в Брянске заплатить.

Мужики ездят «на вахту» в столицу. Работают на стройках, охранниками в магазинах…  Женщины в Москву на заработки отправляются реже. Впрочем, деньги привозят не большие – тысяч 10-20 за месяц… Молодежь уезжает из Рогова – кто в Новозыбков, кто в Брянск, кто в Москву. И старается назад  не возвращаться. Радиация тут не при чем.

- Сельскому хозяйству особой поддержки нет, работать здесь негде, вот молодые и разъезжаются, - вздыхают местные жители.

Рогов стареет. Тридцать лет назад в школе было по несколько параллельных классов. Пятнадцать лет назад в моем классе училось уже двадцать человек. А теперь во всей роговской одиннадцатилетке чуть более пятидесяти учеников. Часть двухэтажного здания отдали под детский сад. Сейчас в садике шестнадцать человек, а еще пару лет назад было всего шесть. В 2009 году в Рогове не родилось ни одного малыша. В 2010-м  – двое. В этом – один и уже троих ждут.

Опасные дары леса

Роговцы регулярно проверяют продукты питания и сено в «Центре гигиены и эпидемиологии», который находится  в соседнем Новозыбкове. Исследования 2009 года показали, что в картофеле, свекле, капусте и моркови содержание цезия-137 и стронция-90 в норме. Сено «уложилось в норматив» уже в 2005 году. Относительно чистое и молоко.

«Зашкаливают» лишь дары леса: маринованные и сухие грибы, черника и варенье из нее, клюква. В 2006 году, например, содержание стронция-137 в сушеной чкернике, взятой на исследование у некоторых роговцев, в 6-7 раз превышало норму, в черничном варенье – в 4,5 раз, в грибах – в 4 раза.

После аварии в лес местные меньше ходить не стали. Берут и чернику, и клюкву, и грибы. Кто-то старается не давать их детям, другие давно махнули на радиацию рукой. Лисички здесь в особом почете. Местные целое лето ведрами сдают их перекупщикам по 60 - 120 рублей за килограмм.  

- Говорят, их даже в Германию потом за большие деньги переправляют, то ли в рестораны, то ли на лекарства...  Пластинчатые -  сыроежки, лисички, грузди радиации не набирают, - убеждает меня  местный грибник Наталья. – А вот в маслятах, белом грибе ее действительно много накапливается.

Увы, ошибается роговчанка! 

- Одни грибы впитывают больше радионуклидов, другие меньше. К последним относится белый гриб, опята. А вот лисички средне накапливают радиоактивные вещества, - поясняет заместитель начальника отдела санитарного надзора управления Роспотребнадзора по Брянской области Николай Пескунов. - Прежде чем, употреблять грибы, необходимо вначале проверить их на содержание радионуклидов. А потом уже, основываясь на результатах, решать, стоит их употреблять в пищу или нет. В юго-западных районах концентрация Цезия-137 в десятки и даже сотни раз превышает допустимый уровень! Хотя есть места, где эти показатели небольшие. К сожалению, контролировать перекупщиков бывает сложно. В прошлом году в московской области возле одного из рынков (на самих рынках весь товар проверятся) обнаружили партию лесных ягод с большим содержанием радионуклидов. Эту продукцию, естественно, изъяли. Чтобы не допустить подобных случаев, мы регулярно обращаемся к главам радиационных районов с предложением не допускать несанкционированную продажу даров леса. В целом ситуация с радиоактивным загрязнением в нашей области стабилизировалась, но в юго-западных районах она до сих пор довольно сложная. Не только с дикорастущими ягодами и грибами, но и с молоком. Однако если в 2005 году в регионе было около 80 поселений, где содержание Цезия-137 в молоке превышало норму, то в 2010 году их осталось уже 19. 

Ликвидатор

В Рогове есть семья, по которой чернобыльская авария ударила больнее всего – Пархомцевы. Их сын Михаил  в 1984-м  пошел в армию. Служил недалеко от дома, шофером на аэродроме в городке Зярбовка Гомельской области. Когда «рванул» Чернобыль, Михаил в числе других ликвидаторов отправился тушить горящий  реактор. А потом восемь месяцев пролежал в госпитале. Но ни матери, ни жене, никому из родственников долгие годы ничего не рассказывал.

- Однажды он вместе с матерью смотрел программу о Чернобыле,  - вспоминают  родственники Михаила. - Когда по телевизору прозвучала цифра, сколько человек ликвидировали последствия аварии, Миша вдруг покачал головой: «Нет, нас там было больше...» Так мы и узнали обо всем.

Случилось это за несколько месяцев до его смерти. Односельчане, узнав причинах болезни Михаила, старались помочь, как могли. Сдавали кровь. Но спасти ликвидатора не удалось.  Он умер в 1996 году спустя десять лет после аварии. Его хоронили всем селом. Сейчас портрет Михаила Пархомцева висит на почетной доске в Роговской школе.

О фобиях

Прошлым летом, когда в стране горели леса, Роговцы тоже опасались:

- Не дай бог без хат остаться…

- А как же радиация?

-  Да привыкли уже ….

В наших юго-западных, или как их называют порой «чернобыльских»,  районах к радиации относятся как к данности. О ней в основном вспоминают, когда у кого-то обнаруживается серьезная болезнь. Мол, во всем радиация виновата. Не понимают и слегка обижаются на бывших односельчан, давно переехавших в другие места, когда те не привозят своих детей к родственникам на лето.  

- И чего они боятся… Мы же тут живем, и ничего. И вторая голова ни у кого не выросла! Я сама впервые столкнулась с радиофобией, когда поступила в университет.

- Ты из радиационного района?! – удивлялись сокурсники. При этом некоторые явно хотели отойти от меня на пару метров. Но не знали, как это поделикатнее сделать...

КОММЕНТАРИИ В ТЕМУ

«Внимания к нам больше»

 И.о. главврача Злынковской ЦРБ Валентина БЕЛОУСОВА:

- Мы проживаем в радиационной зоне и внимание к нам больше. Помимо обычной диспансеризации есть спецдиспансеризация, которую проводят только в наших районах. Это УЗИ щитовидной железы, обследование эндокринолога и других специалистов. Подобный ежегодный мониторинг - большое дело при выявлении заболеваний. Возможно, именно поэтому выявляемость болезней у нас выше общеобластной и общероссийской. Но я не могу сказать, что эти показатели глобально выше. Как была, так и остается высокая заболеваемость щитовидной железы. Наш район в принципе эндемичный (ограниченный) по йоду, то есть природного йода в воде и соответственно в продуктах питания здесь мало.

Демографическая ситуация идет в минус, то есть смертность превалирует над рождаемостью. Население Злынковского района преимущественно пожилое, молодежь уезжает, но это скорее общая тенденция. В целом же на уровень смертности влияют те же заболевания, что и везде. На первом месте сердечно-сосудистые заболевания, на втором – онкология. Выявляемость онкологии выросла, но не глобально, хотя порой она обнаруживается считай уже на 4-й,  клинической стадии. Однако смертность от злокачественных опухолей у нас ниже, чем в регионе в целом. Если по Брянской области этот показатель составляет  256 человек на 100 тысяч населения, то в Злынковском районе – 145 человек.   

«Влияние на организм малых доз радиации до конца еще не изучено»

 Депутат Брянской областной думы, эколог Людмила КОМОГОРЦЕВА:

  Влияние на организм малых доз радиации до конца еще не изучено. Но мы уже видим, что ситуация очень непростая. По данным, которые мне предоставил брянский клинико-диагностический центр, в 2009 году было обследовано около 5 тысяч женщин из радиационный районов. И у 48 % из них обнаружена патология молочной железы. Самое страшное, что это женщины репродуктивного возраста и кормящие мамы. Раньше сама природа защищала женщину, выкармливающую ребенка грудью, теперь она уже не справляется. Поэтому молодым людям и детям лучше жить в более чистых зонах.

Жители юго-западных районов получают не только внешнее облучение, но и внутреннее, употребляя дары леса.  А превышение уровня радиации в грибах и ягодах многократное. Не говоря уже о мясе диких животных. У кабанов превышение в 140 раз, у косуль – в 60. Употреблять их в пищу категорически нельзя! Обязательно нужно измерять и уровень радиоактивности молока. В последние годы на агротехнологические работы выделяют недостаточно денег, в результате растения стали накапливать Цезий-137.

 ТОЛЬКО ЦИФРЫ
 - 22 района Брянской области подверглись радиационному загрязнению после аварии на ЧАЭС 26 апреля 1986 года: это более 800 населенных пунктов (из них 4 города – Злынка, Новозыбков, Клинцы, Стародуб), где жили  400 тысяч человек

- 35 тысяч гектаров земли в области выведено из хозяйственного оборота

- 30 процентов брянских лесов оказались загрязнены радионуклидами

- Больше всего пострадали  Новозыбковский, Гордеевский, Злынковский, Красногорский и Клинцовский районы Брянщины – здесь  было загрязнено  более 85 процентов территории 

 

НАША СПРАВКА

Зона отселения -  территория, на которой плотность загрязнения почв цезием-137 составляет свыше 15 Кюри/кв. км, или стронцием-90 - свыше 3 Кюри/кв. км, или плутонием-239, 240 - свыше 0.1 Ки/кв. км.
Зона проживания с правом на отселение - территория с плотностью загрязнения почв цезием-137 от 5 до 15 Кюри/кв. км.
Из закона N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на чернобыльской АЭС» 15 мая 1991 года.) </span></p>

Назад в 90-е

Я всегда отказывала себе в сентиментальности, а вот попалась на эти грабельки. Защемило серденько от джинсовых юбочек с кружевами и вафельных стаканчиков. Я доросла до времени, когда мне есть о чем ностальгировать...
http://devjanostye.ru/

Сегодня, не по свое воле, я испытала на себе аудиовозбудитель для женщин.

Ничего не предвещало беды. Я сидела за ноутом, муж рядом копался в своем компьютере. Негромко играла музыка, в соседней комнате отжимала белье стиральная машинка. Именно из-за нее я и не заметила подвоха…

Вначале сердце начало ускорять ритм. Потом я услышала высокий, пульсирующий звук, который вначале приняла за гул машинки. Нажала на паузу на плеере. В это время жар начал приливать к лицу.

- Откуда звук?

- Возбудитель для женщин. Со спутника пришел. – У супруга установлена программа, которая перехватывает файлы спутникового интернета.

- Выключай! – скомандовала я, но было поздно.

Голова начала кружиться, сердце бешено заколотилось, звуки и картинка в голове стали размытыми. Я бросилась в ванну и склонилась над раковиной. Внутри все сокращалось от рвотного рефлекса. Еще немного, и меня бы стошнило, но обошлось... Я вернулась в комнату и рухнула на диван. Минуты через три меня отпустило.

- Ни-ко-гда. Никогда так больше не делай!

- Это больше самовнушение…

-  К сожалению, нет.

 

Меня всегда пугали подобные штуки, так или иначе воздействующие на мозг. Где уверенность, что вместо звука, кодирующего на повышение уверенности в себе, вам не подсунут запись, активирующую саморазрушение? Теперь буду шарахаться от них, как от чумы.

Где-то читала, что ученые провели эксперимент: намерили изменение физического состояния тела в тот самый сладострастный момент. По всем показателям оргазм больше всего напоминал… приступ эпилепсии. В конце статьи был вывод, что не будь сам процесс так приятен, человечество давно бы выродилось.

Вероятно, я испытала нечто подобное. Одно могу сказать точно: секс – это последнее, о чем я могла подумать в состоянии искусственного возбуждения.

Как я стала собачницей

Еще два года назад я с удивлением смотрела на чудаков, которые часами с умилением говорили о своих домашних питомцах и тратили огромные деньги на их содержание. Сегодня на моем компьютере сотни фотографий собаки, в телефоне забиты номера ветлечебниц, и лучше я сама недоем, чем будет голодать мой питомец. Как так получилось? Сейчас расскажу! жми сюда...Collapse )

Я решала в корне изменить свой распорядок дня. И вот что из этого вышло.  

Сейчас модно быть красивым и богатым. А для этого нужно иметь крепкое здоровье. Знакомые поголовно бросают курить. Я сигаретами не балуюсь, но на этом, пожалуй, плюсы заканчиваются. Спать ложусь во втором часу ночи. Ем во сколько придется и что придется. Ленюсь заниматься спортом. Большую часть рабочего дня сижу за компьютером, приходу домой и сажусь за него же.  Легко подхватываю простуду. Много нервничаю и часто паникую. Недавно прошла тест на определение биологического возраста. Так оказалось, что мой организм на 10 старше реального возраста!

Хватит!!! Пора серьезно за себя браться. Начинаю менять образ жизни, не дожидаясь понедельника. Ввожу режим дня, правильно питаюсь и каждый день хоть в чем-то ищу положительные моменты.   

продолжение здесь...Collapse )

Не по-моему

Владимира Дмитрича увезли на неделю в другое село. Всю жизнь, не считая войны и двух лет армии, он тихонько жил в своей Спиридоновке. Работал в сельпо, ушел на пенсию, удил рыбу, ухаживал за пасекой, возделывал огород и разводил поросят. В город ездил редко, в больницу или на базар. В последнее время такие вылазки заканчивались головной болью и пробуждением ревматизма.

Недавно прихватило сердце. На этот раз все было очень серьезно. «Скорая» из райцентра ехать отказалась, бензина у них не было. Хотя тут недалеко, километров 20. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не позволил сын, справиться о их здоровье. Вопреки желанию отца в прошлом году он провел-таки в дом телефонную линию. Через полчаса приехала неотложка, положили в отделение терапии. Невестка-медичка, как ему потом рассказали, позвонила в ЦРБ и устроила скандал: мол, ветеран, инвалид войны, сколько их у нас осталось, а вы приехать отказываетесь.

Сын в больницу примчался в этот же день. А через день приехал с невесткой, которая заявила, что не место дедушке в душной палате, когда она сама за ним ухаживать может. Взяли рекомендации врача, купили пачку лекарств и повезли Дмитрича в «санаторий».

Дом у сына был большой. Когда-то Дмитрич помог ему с покупкой маленькой избы, теперь же к ней возвели пристройку, широкую веранду поставили. Внучки уехали на учебу, так что теперь совсем просторно стало. Ветерану выделили отдельную комнату – отдыхай дедушка.

Сердце потихоньку отпустило. В молодости Владимир Дмитриевич был знатным красавцем – высокий, крепкий, косая сажень в плечах. У него и сейчас силы осталось больше, чем у молодых. Сын тоже уродился не щуплым, однако на фоне Дмитрича заметно проигрывал. Не каждую корзину, которую сплел отец, он груженой мог свободно поднять. Вон их сколько, отцовских корзин и корзинок во дворе валяется.

– Эх… – Дмитрич уже начал по-стариковски покряхтывать. Неприятно осознавать, но годы начали брать свое. Обидно, ведь только начал что-то в жизни понимать… Сыну уже четвертый десяток пошел, а в голове ни грамму тяма*.нет. Дмитрич, конечно, гордился им про себя: внучек хороших воспитал, строится, хозяйство ведет. Но ведь рохля!

Дед подошел к сараю, взял с гвоздя серп. Заржавел совсем. Настучать бы сынатке за такое дело по мозгам! Но так если подумать, где ж им пользоваться, серпом-то? Рожь комбайном молотит, траву кролам – косой, ладно хоть не выбросил добро.

Дмитрич заглянул в сарай. Ну, кто ж так свинарник ставит?! Балбес! Загон нужно было в другой угол ставить.  Мост** совсем плохой стал, в хлеву не чищено... Хотя он помнит, что выбросить навоз для сына дело непростое. Он еще в юности отцу помогал и после каждого броска вилами за угол блевать бегал. «Пендитный!» – сплюнул дед на пол сарая.

Погулял Дмитрич еще немного по двору, разволновался. «Не по моему…»

Сын пришел, телевизор включил.

– Курей когда кормить будешь?

– Подождут, ничего с ними не сделается…

– Эх… – опять закряхтел дед.

Вечером невестка с патронажа прибежала. Давление измерила, капельницу поставила.

– Пап, ты как себя чувствуешь?

– Хорошо.

– Давление повышенное. Давай-ка особо не гуляй, отдыхать тебе нужно.

Дмитрич жил у сына на полном пансионе: обедами накормят, уколы сделают, за день несколько раз позвонят, спросят, как он себя чувствует. Единственное же, что волновало деда, так это что сын дрова привез, а поколоть не может. Второй месяц перед домом валяются. Куча потихоньку уменьшаться стала. Соседка каждый день по поленцу домой относит. Дмитрич пытался было за топор взяться, да невестка отобрала.

Так и ходил он по двору, возле дома, по огороду и причитал: «У-у-ух… Не по-моему!»

На пятый день не выдержал. «Вези домой!»

– Куда? Давление до сих пор высокое. Поживи еще, подлечись, – запротестовала невестка.

– Вези домой! – настаивал Дмитрич. Сердце отошло, чувствует себя хорошо. Да и по бабке соскучился, – подумал про себя, хотя в слух никогда ей в этом не признается.

Сын закинул вещи в машину, невестка – аптечку, поехали. Минут через сорок Владимир Дмитрич отворил родную калитку.

– Нюра, растудыть твою тудить! Раззявила хату. Мух напускала. Где ты ходишь?...– Дед без перерыва кричал минут десять, едва успев перешагнуть через порог.

Еще через полчаса бабушка суетилась, ставила обед, сын ходил по двору «мышковал» инструменты, невестка меряла деду давление.

– Надо же, нормализовалось. Хоть в космос деда запускай!

Дмитрич умиротворенно улыбался.

 

*Тям – толк (диалект)

**Мост – пол

О чем могут разговаривать лучшие подруги, не видевшие друг друга около года? О работе, семье, каких-то женских проблемах и, естественно, о мужчинах.

В очередную такую кухонную посиделки за бокалом вина я заметила вот что. В подсчетах любовных удач и неудач, потерь и находок, мы всегда вспоминаем тех, кто вдребезги разбил нам сердце, и практически никогда не помним тех, кого обидели мы сами.

Если после вопроса о количестве «лавстори» загибать пальцы (не будем задумываться кому и сколько рук для этого понадобится), как-то забываешь того паренька с телячьими глазами, полными призрачной надежды.

Из этого можно сделать два вывода.  

Во-первых: где-то есть человек (два, три…), который вспоминает тебя добрый/недобрым словом. Как назло, это очень хороший человек, отзывчивый, внимательный, а главное тебя КАК любил! Казалось, о таком всю жизнь мечтать. Ан нет, "химия" не сработала. И вот он кажется слишком скучный, мелочным… и до красавца ему далеко. Хотя за месяц до того ты белугой выла в подушку, мол, мне хоть какого, главное чтобы человек золотой был.

Теперь о «красавцах». Вывод №2: где-то есть мужчина, который о тебе вообще не помнит, зараза такая! А ведь именно из-за него ты ходила с опухшими глазами и красным носом, теряла килограммы безо всяких диет, успокаивая себя: «Он еще поймет, какое счастье проморгал!» А он… не помнит! Нет, если столкнется с тобой на улице, что-то всплывет в памяти, может даже поздоровается. Но не факт. Что может быть хуже? Только, если он помни ВСЕ! А главное – твои телячьи глаза. И возможно, ты даже стоишь в списке его побед под каким-то определенным номером (хорошо, если в первом десятке), а его друзья наизусть знают историю об одной влюбленной дуре, которая… (здесь впишите самостоятельно).

Иногда невольно думается, может встреча с мерзавцами дается в наказание за того хорошего парня? По принципу зуб за зуб?

Tags: